rustran@gmail.com

Home Humor/Satire Essays, Analysis & Political Writing Poems

Book Reviews, SMH

По-русски  

Предыдущая стр.

© Пётр Патрушев 2012
ПУТЬ К ИСТИНЕ

Современное истолкование древнекитайского классического трактата

Дао дэ цзин (4-3 вв. до н. э.).

Краткое вступление

Данное истолкование не есть буквальный перевод, но скорее серия интуитивных ассоциаций, основанная на многолетнем изучении философии даосизма и ее применения на практике. Она рассчитана не на поверхностное прочтение, но на столь же интуитивное восприятие.

 

Стих 1: Слово и тайна.

Мир и наша жизнь имеют смысл. Однако наши попытки выразить этот смысл словами бесплодны. В начале мироздания лежит тайна. Только потом последовало слово.

Слово не есть тайна и тайна не есть слово. Слово отражает бесчисленные аспекты тайны, никогда не выражая ее полностью.

Тайна открывается нашему внутреннему взору по мере отмирания нашего «я» и его бесчисленных побуждений. До тех пор пока «я» властвует над нами, мы видим только проявления, но не глубинный смысл жизни. Как смысл, так и проявления жизни исходят из одного источника. Этот источник и есть тайна. Шаг к нему кажется сначала шагом во тьму, хотя есть приближение к свету.

 Стих 2: Добро и зло.

Мы любим добро только потому, что знаем зло. Восхваляя добро, мы порицаем зло, не видя их внутренней связи. Борясь со злом, мы пользуемся методами, которые превращают наши добрые намерения в их противоположность.

Добро и зло, тайна и слово, цель и метод, «я» и общество, любовь и ненависть, свет и тьма--все они есть отражение некоего единого принципа, разветвляющегося в нашем сознании. Этот принцип—часть загадки бытия. Каждый шаг к его пониманию стирает противоречия и конфликты в нашей жизни. Она становится все менее похожей на борьбу и все более--на органический рост. Мы начинаем принимать жизнь так как она есть, отказываясь от порицаний и недовольства. Энергия, высвобожденная в результате этого, позволяет нам жить и работать, не требуя себе особой благодарности или вознаграждения. Слияние с потоком жизни есть одновременно наш дар ей и наше вознаграждение.

 Стих 3: Порядок истинный и показной.

Хваля одаренных и обходя посредственных, мы создаем базу для соперничества и недовольства. Выставляя напоказ свое имущество, мы поощряем стяжательство и воровство. Погоня за недостающим приводит к недооценке уже существующего.

Человек, понимающий жизнь, не гонится за химерами. Перед тем как укреплять общество, он укрепляет свой дух. Чем больше людей твердого духа в стране, тем труднее демагогам. То. что делается на базе прочных внутренних убеждений, легко претворять в жизнь.

Чем больше людей наведут порядок в своей душе, тем больше порядка будет в стране. Попытки провести социальные реформы без одновременных духовных преобразований есть лишь видимость перемен.

Стих 4: Тайна и время.

Для неискушенного человеческого разума тайна--бездна. Она поглощает все наши попытки познать ее умом, давая  ответ только отголоски нашего собственного голоса, взывающего к ней. Когда разум теряет остроту, а гордыня--силу, тайна начинает приоткрывать себя. Когда наш взор становится мягким как у ребенка, в глубине бездны начинает проглядывать безвременность бытия. Вопрос о том, что было вначале и что потом, отпадает. Тайна рождается и умирает каждое мгновение, оставаясь в то же время вечной.

 Стих 5: Судьба и поиски истины.

Маска слов и показных деяний не обманут судьбу. Каждый наш поступок и мысль есть часть осмысленной симфонии бытия. Наши поиски, страдания, слабости и проступки есть часть космической драмы. Смысл нашей личной драмы перекликается со смыслом жизни вообще и проникновение в него дает нам невиданную ранее энергию. Дискуссии о смысле жизни полезны постольку, поскольку они показывают нам шаткость наших теорий и измышлений, не обогащенных прозрением. Молчаливое обращение взора вовнутрь во время медитации или молитвы есть первый шаг на пути к познанию смысла как нашей индивидуальной жизни, так и жизни вообще.

Стих 6: Неистощимость тайны.

Ответ на тайну бытия -- внутри нашего сознания. Во время медитации или молитвы страсти затихают, а сгустки неразрешенных конфликтов и страхов начинают растворяться. Погружение в глубины сознания есть путь к источнику бытия и второй шаг по направлению к нему. Подобно груди матери, этот источник становится тем обильнее, чем жаднее мы приникаем к нему.

Стих 7: Себялюбие и свобода.

Энергия неба и земли вечна и безгранична потому что она заботится обо всем, не требуя себе ничего взамен. Обращение взора вовнутрь и проникновение в глубины сознания открывает для нас сокровищницу внутренней жизни и делает отход от себялюбия и эгоцентричности реальным, а не надуманным. «Где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». То, что казалось раньше крепостью нашего «я», становится подобно тюрьме; в то время как незащищенный и открытый выход в жизнь становится источником невиданных ранее благ и свободы.

Стих 8: Вода и плотина.

Какой образ привлекает вас больше: вода или плотина? Вода принимает самые разнообразные формы, не отождествляясь ни с одной из них. Плотина имеет одну жесткую форму и требует постоянного ухода и подкрепления. Вода не брезгает низинами, в то время как плотина устремляется ввысь.

Человек, уподобившийся воде, внимателен к жизни, подобно тому как вода чувствительна к рельефу почвы. Его речь мягка, проста и размеренна, подобно течению ручья.

Лед столь же редок летом, как роса зимой. Мы созреваем для среды, а среда -- для нас. Уметь выбрать время для действий без натуги--секрет успеха и долголетия.

Стих 9: Похвала сдержанности.

Как трудно остановиться вовремя! Как легко сломать лезвие бритвы, доведенной до предельной остроты! Выставляя напоказ свой знания, положение или богатство, мы навлекаем на себя беду. Небо любит не того, кто кичится своими достижениями, но того, кто сделал свое дело и пошел спать со спокойной душой.

Стих 10: Воспитание добродетели.

Ураган, пронесшийся над горой, мог вырвать деревья с корнем, но не мог потревожить саму гору. Как трудно противостоять буре своих мыслей и желаний, не теряя душевного равновесия!

Дыхание есть барометр сознания. Если оно свободно и чисто как у младенца, сознание свежо и чисто, как дуновение ветра поутру. Медитация на дыхание помогает очистить ум и сердце. Чем чувствительне наше восприятие дыхания, тем острее мы воспринимаем все, что происходит в нас и вокруг нас. Пища, слова, поступки--это тоже форма дыхания.

Управлять собой или людьми с помощью только интеллекта--все равно что ухаживать за садом с помощью топора.

Настоящий руководитель подобен наседке: он бдителен, терпелив и бесконечно щедр. Зная мир во всей его сложности, он, тем не менее, сосредотачивает свое внимание на одной простой задаче: помогать людям расти духовно и морально.

Стих 11: Полезна ли пустота?

Все видят блеск спиц быстро бегущей колесницы, но мало кто замечает недвижимую ось. Еще меньше тех, кто видит пользу от отверстия для оси.

Наше сознание есть ось разума. Покой в центре сознания, доступный через медитацию или молитву, есть отверстие для оси, без которого невозможны наши слова, мысли и поступки. Регулярный контакт с этим центром изменяет природу наших действий в мире.

Стих 12: Ускорение к чему?

Центробежное ускорение в нашем сознании видно простым глазом: мы жаждем новых впечатлений, ощущений, встреч. Центростремительное ускорение к покою в центре сознания, хотя оно неизмеримо сильнее, незаметно для неискушенного взора. Мы начинаем ощущать его только тогда, когда боль наших обманутых ожиданий, неисполненных желаний и разбитых надежд заставляет нас задуматься над смыслом жизни. Жизнь преподносит нам урок страдания и искупления. Наш жизненный опыт начинает приобретать смысл только по мере приближения к центру. Счастлив тот, кто поймет эту раньше!

Стих 13: Второе рождение.

Хвала и порицание, кнут и пряник, правят нашим сознанием до тех пор, пока мы не уловим смысл нашей жизненной драмы, ее направленность, Этот процесс пробуждения сознания по необходимости связан с душевной болью, с пересмотром, а иногда и с отказом от дорогих нашему «я» установок и привычек.

Признание своей незащищенности и зависимости от мира есть еще один шаг на пути к истине. Мы проходим через второе рождение, сознательно переживая травму незащищенного сознания с как будто чужим ему миром. Парадоксально, но этот шаг, в конце концов, делает нас сильнее, ибо он будит в нас способность к жертвенности и к состраданию.

Стих 14: Душа и вселенная.

Ни один из наших органов чувств не способен сам по себе открыть для нас тайну бытия. Но любой из них может стать нашим проводником. На определенном этапе самоуглубления, объекты чувств сливаются воедино. Форма, становясь совершенной, переходит в совершенство. Предвосхитить этот процесс сознательно нельзя, ему можно только довериться, ибо он заключен в самой природе сознания.

Путешествие к источнику бытия  открывает перед нами картину огромной древности вселенной и нашей души.

Стих 15: Наши учителя.

Процесс духовного роста зависит от того, какого мы найдем себе учителя. Внешность может быть обманчива. Тот, кто выглядит святым, может быть всего лишь святошей. Через общение с учителем мы глубже узнаем самих себя.

Поведение учителя непредсказуемо. Учитель давно прошел тот путь, на который мы заступили, но он знает, что мы сами должны испытать все препятствия на этом пути. Он избегает нравоучений, порицаний и нетерпеливого подталкивания.

Только любовь и принятие нас такими как мы есть создает атмосферу доверия, необходимую для духовного роста.      

Слова учителя малопонятны, хотя и просты. По мере роста сознания, их смысл постепенно открывается нам.

Учитель и ученик, теряющие чувство меры, быстро разочаровываются друг в друге.

Стих 16: Вечная жизнь.

Цветок, увядая, возвращается к корню. Судьба, столь загадочная при рождении, становится ясной перед смертью. Тот, кто пытается изменить мир, не имея представления  о вечном, подобен бредящему наяву. Тот, кто успокаивается и возвращается к корню бытия, становится частью вечной жизни. Как может умереть тот, чье «я» уже умерло?

Стих 17: Мастерство акушерки.

Хороший руководитель подобен умелой акушерке. Он помогает природе, не мешая ей. Его присутствие малозаметно, его действия дальнозорки и эффективны. Люди, которыми он руководит, думают, что они достигают успеха сами.

Второй тип руководителя подобен строгому отцу: он вызывает любовь или страх, в зависимости от обстоятельств и настроения.

Третий тип руководителя подобен плохому отцу:  он вызывает похвалу и лесть глупцов и карьеристов и неприязнь или апатию всех остальных.

Тот, кто не доверяет людям, не вызовет доверия и к себе. Подлинный руководитель избегает многоречивости, пустых лозунгов и обещаний. Что может быть хуже хлопотливой и болтливой акушерки?

Стих 18: истина и реформы. 

Общество, потерявшее путь к истине, рождает сонмы теоретиков, философов и моралистов. Отсутствие жизненной мудрости возмещается заумными речами и пылкими призывами. Отец семьи, не способный вызвать к себе уважение, прибегает к увещеваниям и наказаниям, чтобы поддержать свою власть. Подопечные такого главы семьи или государства начинают преуспевать в искусстве показного подчинения и борьбы за привилегии. На деле, они только ждут удачного момента, чтобы свергнуть его власть.

Внутренняя неразбериха в стране, сбившейся с пути, возмещается наличием строгих законов, умных министров и ярых реформаторов.

Стих 19: Путь к обновлению.

Чаще всего наши моральные установки, философия и правила поведения есть украшения, сделанные из фальшивого золота. Путь к истине идет от пустого философствования к непредвзятому восприятию своих чувств, ощущений, поступков и их подлинных причин. Он идет от абстрактного к конкретному, от сложного к простому, от воображаемого к реальному.

Этот возврат к безыскуственной канве бытия представляется сначала колоссальной потерей. Тем не менее, подсознательно мы жаждем этого момента, ибо он предвещает нам свободу и духовное обновление.

Стих 20: Мир и справедливость.

Возврат к истине может быть связан с потерей общественного положения, накопленного материального или интеллектуального багажа. Это означает отказ от ценностей большинства, в соответствии с которыми показное веселье заменяет душевный покой, самоуверенность --веру с себя, интеллектуальное паясничанье -- жизненный опыт.

Мы можем пройти этот период испытаний, только доверяя своей интуиции, своему чувству внутренней правоты, не впадая в то же время в эксцессы самолюбования и самодовольства.

В конечном счете мир справедлив, каждому отведена своя стезя и свои сроки, и источник бытия дает возможность для роста всем, будь то бунтарям или приспособленцам.

 Стих 21: Опыт и сомнения.

Путь к тайне тернист. Лишь иногда мы видим вечность за мишурой перемен, тишину за перекличкой мыслей, твердь за трясиной влечений. Как знать, что все, включая и сомнения и сожаления -- путь? Что, если это вовсе не так? Это можно проверить только на собственном опыте. Но если, достигая истоков сознания, мы действительно достигаем истоков человеческой истории и жизни вообще, то каждый шаг на этом пути дороже опыта целой жизни, потраченной на сомнения и колебания.

Стих 22: Соперничество и единство.

Перед смертью, тело костенеет. Все живое и растущее сохраняет гибкость. Можно ли сдаться и победить, работать и не изнашиваться, раздавать имущество и богатеть, следовать своей правде и не противиться общей? Какая польза от нашего бахвальства, самооправданий, гордыни, если наш мир--отражение нас самих? Кого мы пытаемся обмануть? Наш отказ от соперничества с миром означает одновременно прекращение соперничества мира с нами. Насколько легче становится тогда всем! Не зря говорилось в старину: «Одна пчела не много меду натаскает».

Стих 23: Ритм жизни.

Любое излишество, даже чрезмерная ревность к духовной жизни, приводит к упадку сил. Тот, кто противится ритму жизни, слушая только веления своего разума или позывы тщеславия и эгоизма, быстро изнашивает себя. Тот, кто сознательно идет вопреки природе и голосу своей совести, становится жертвой собственного гнева, неприятия жизни и чувства протеста. Тот же, кто идет в ногу с жизнью, получает доступ к ее энергии и становится полезным себе и людям. Как говорит народная пословица: «В поле пшеница годом родится, а добрый человек всегда пригодится».

Стих 24: Моральные излишества.

Стоящий на цыпочках легко теряет равновесие. Быстро идущий может споткнуться. Себялюбец подобен слепцу. Тот, кто постоянно оправдывается, вызывает подозрение. Хвастун теряет уважение. Гордец рано или поздно потерпит крах.

Моральные излишества подобны обжорству и приводят к инсультам совести и язвам самолюбия.

Стих 25: Отражение тайны.

Небо, земля и люди претерпевают изменения, в то время как истина вечна. Человек отходит от истины только для того, чтобы найти к ней путь назад.

Тайна течет и возвращается к своим истокам. Она заботится о людях, как о родных детях. Тайна открывает себя через взаимоотношения неба, земли и человека. Смысл тайны отражен в глубинах человеческого сознания. Тайна же не отражает ничего, кроме любви и света. В самом его центре, наше сознание также не отражает ничего, кроме любви и света.

Стих 26: Центр энергии.

Тяжелое перевешивает легкое. Тишина поглощает звуки. Покой убаюкивает сумятицу.

Центр энергии тела--в районе солнечного сплетения. Глубокое и ритмическое дыхание в любой ситуации--показатель того, что мы нашли этот центр. Способность быстро выздоравливать от болезней--еще один показатель этого.

Человек, нашедший внутреннее равновесие, отличается не только серьезностью и способностью к сочувствию, но и чувством юмора. Именно сочетание этих качеств позволяет ему сохранять присутствие духа в самых серьезных и даже трагических ситуациях.

Стих 27: Реформы и уважение.

Все жизненные пути сходятся в тайне. Столяр, знающий свое дело, подгоняет дверь так, что к ней не нужно замка. Тайна его ремесла--внимание к мелочам.

Тот, кто знает тайну, не отвергает и не унижает никого. Появление многочисленных теорий о жизни и прогрессе общества указывает на потерю контакта с истиной. По мере роста сознания людей и их учителей и руководителей, убывают теории и прибывает уважение людей друг к другу и к самим себе. Когда люди уважают прошлое и настоящее, будущее становится яснее.

Стих 28: Доверие и прогресс.

Как мало руководителей, сочетающих в себе твердость и понимание! Еще меньше тех, кто, зная мир, тем не менее, сохраняет чистоту сознания. Честь и скромность, правота и прощение, знание и вера--как уравновесить их? Доверие к жизни упрощает наш подход и наши поступки. Не зная глубин даже своего собственного сознания, как мы можем доверять другим?

Стих 29: Жизнь как самопознание.

Наши попытки изменить жизнь есть лишь попытки глубже познать самих себя. Наша жизнь--это серия наглядных иллюстраций на пути самопознания.

Тайна жизни священна и попытки злоупотребить ею ведут к неизбежному краху. Знающий тайну знает, как важно придерживаться во всем золотой середины.

Дыхание есть окно в сознание, а сознание есть окно в тайну мироздания.

Стих 30: Конфликт и подсознательное.

Разрешение конфликтов с помощью силы--указание на духовную слабость. Любая крайняя точка зрения вызывает к жизни ее противоположность. Наши враги есть отражение нас самих. Человек, твердо стоящий на пути к истине, непрестанно работает над своими эмоциями, вместо того чтобы переносить их на мир или на других людей.

Стих 31: Победы и поражения.

Правая рука держит в себе меч, скипетр и перо. Она олицетворяет собой силу, интеллект, логику.

Левая рука олицетворяет интуицию, гибкость, охват, смирение. Она зачастую малоразвита. Упор на правую руку указывает на преобладание мужского элемента над женским, насилия над состраданием. Но--«кто поднимет меч, тот от него и погибнет». Единственная победа, достойная ликования, это победа над самим собой. Все остальные победы следует отмечать скорее как похороны.

Стих 32: Тайна и вера.

Люди нередко пытаются втиснуть тайну в рамки религии или идеологии. Вожди ссылаются на тайну как на основу своей власти. Народ жаждет детской веры во всемогущего и всесведующего руководителя-отца.

Тайна постоянно обновляет себя. Сила подлинного вождя--в его непоколебимой вере в рост и усовершенствование жизни и человеческого сознания.

Стих 33: Свобода действий.

Познание других требует широты души. Познание себя требует глубины восприятия. Тот, кто имеет власть над собой, не нуждается во власти над другими. Хороший руководитель ценит то, что у него уже  есть. Непритязательность дает ему свободу действий. Его последователям легко дышать.      .

Стих 34: Щедрость и тайна.

Тот, кто знает тайну, щедр. Подлинный учитель не полагается на громкие титулы и показное знание. Видя его щедрость, люди сами тянутся к нему. Признав ничтожество своего интеллекта перед лицом тайны, он становится воистину мудрым и сильным.

Стих 35: Вожди и идеалы.

Каждый народ заслуживает своих вождей. Блеск речей, пышность церемоний и вычурность теорий рассчитаны на то, чтобы возместить душевную пустоту. Тайна проста и не требует балаганных развлечений. Чем богаче наша душа, тем прозаичнее наши вожди, герои и идеалы.

Стих 36: Мир и счастье.

Все хотят быть счастливыми, но мало кто заботится о счастье других. Наши попытки торговаться с судьбой бесплодны. Содеянное нами добро и зло падают на чашу весов судьбы. Это касается как отдельных людей, так и целых наций. Мало только хотеть мира. Надо перестать бряцать оружием на парадах и начать помогать тем, кто слабее и беднее.

 Стих 37: Секрет спокойствия.

Конечный результат наших поступков скрыт под покровом тайны. Тот, кто знает ее, знает, что только возврат к чистому сознанию одновременно укрощает наши желания и придает жизни новый смысл. Почерпнув покоя и радости из глубин сознания, мудрец возвращается в жизнь. Его счастье не зависит от успехов и неудач. Поэтому даже в разгар битвы он сохраняет спокойствие.

Стих 38: Смотреть в корень.

Между двумя биениями сердца есть незаметная пауза. Между вдохом и выдохом есть неслышный переход. Тот, кто пытается изменить мир, не познав даже таких простых истин, воистину живет в мире «суеты сует и томления духа».

Как действовать без натуги и тем не менее не оставлять ничего не доделанным? Смотрите не на цветы и плоды, но в корень вещей.

Стих 39: Природа и истина.

Мстина отражена в природе и ее поиск есть не что иное, как снятие пелены заблуждений с нашего сознания. Чем дольше мы ведем этот поиск, тем скромнее наше поведение, тем менее громогласны наши речи о сделанных нами открытиях.

Стих 40: Бытие и небытие.

В возврате к истокам — раскрытие тайны. В уступчивости — корень успеха. В сознании — корень бытия. Корень же сознания -- за пределами бытия и небытия.

Стих 41: Насмешки глупцов.

Парадоксальность истины вызывает недоумение и даже смех у глупцов.

Яркий путь кажется омраченным, Продвижение вперед похоже на отступление,

Легкий путь кажется трудным, Высшая добродетель кажется пустячной.

В равной мере:

Болезнь ведет к выздоравливанию, Страдание уступает место счастью, А смерть есть рождение в новую жизнь.

Стих 42: Величие и ничтожество.

«Ибо кто хочет жизнь свою сберечь, тот потеряет ее. А кто потеряет жизнь свою ради меня, тот обретет ее».

Парадокс кажется противопоставлением, но есть единое целое. Скачок сознания за пределы противопоставления есть прозрение. Приобретая, мы теряем, а теряя, приобретаем. В древние времена великие мира сего называли себя «ничтожествами» и «сиротами». Почему они это

делали? Ответ, возможно, находится в выражении: «Львы бабочкам не опасны».

Стих 43: Теория и практика.

Дыхание, слово, молитва -- есть наши попутчики на пути к самоуглублению и истине. Как трудно понять, что не каждый попутчик многоречив!

Чем меньше мы суетимся, тем большего м достигаем.

Медитация и молитва показывают нам как действовать без натуги и учиться без слов. Это кажется простым, пока мы не попробуем сделать это на практике.

Стих 44: Жадность и бессмертие.

Дети доучивают уроки неприлежных отца и матери, а народ -- уроки неумелых руководителей. Разве можно сказать: «После нас хоть потоп» -- если душа бессмертна?

Жадность приковывает нас к страданию золотой цепью. «Силой у Бога не возьмешь»--говорит народная мудрость. Но -- «доброму и Бог помогает».

Стих 45: От парадокса к прозрению.

«Кривые поленья горят прямым огнем». «Чем серьезнее лицо, тем прекраснее улыбка». «Под плохим плащом скрывается нередко хороший пьяница». За такими выражениями скрывается неспособность нашего обычного мышления воспринять парадокс.

Чтобы понять его, нужно остановить брожение мысли. Тогда мы увидим и парадоксы сознания: то, что было важным для нас, становится малозначительным, а то, на что мы совсем не обращали внимания, становится краеугольным камнем всей нашей жизни.

Стих 46: Погоня за властью.

В стране, в которой жива истина, кони вывозят навоз на пашни, В стране, отошедшей от истины, кони гарцуют на военных парадах.

Показ силы прикрывает неуверенность в своей власти. Внешние враги оправдывают насилие по отношению к собственному народу. Погоня за властью и богатством заразительны. Тот, кто доволен тем, что у него есть, будет доволен всегда.

Стих 47: Вовлечение и отступ.

Как совместить внешний опыт и внутреннее прозрение? Как уравновесить их?

Жизненный опыт помогает нам найти это равновесие. Самое главное -- не пытаться сделать слишком многого и не прилагать слишком больших усилий. Мы видим очертания горы, только отступив от нее.

Стих 48: Единство цели.

Чем ближе мы подходим к центру сознания, тем меньше уверенность в накопленных ранее знаниях. Чем сильнее контакт с истиной, тем меньше суетливости и показухи.

Только умелый ездок может бросить поводья не рискуя упасть. Он может сделать это потому, что он и кон слились воедино.

Стих 49: Любовь и осуждение.

Чтобы служить, надо уметь слушать. Но мать любит даже непослушного ребенка. Гнев на соседа или на подчиненного есть проявление нелюбви к себе. Как можно полюбить себя? Перестав винить других в своих злоключениях.

Это делает нас необычайно чувствительным к переживаниям других. Однако сочувствие взрослого отличается от ранимости ребенка. Оно также признает ответственность других людей за их переживания.

Стих 50: Тайна несовершенства.

Жизнь есть «миниатюра вечности». Про одних говорят: «Жив да не годен». Про других: «Во грехах, да на ногах». Тех, кто по-настоящему чувствует жизнь и видит ее смысл -- мало. «Много званых, да мало избранных».

Тому, чье «я» уже умерло, не грозит никакая опасность.

И все-таки, судьба бесконечно щедра. Для нерадивых у нее свои сроки. Как иначе объяснить кажущееся несовершенство людей и мира?

Стих 51: Школа жизни.

Наши души проходят школу жизни, каждая в своем классе. Истина познает себя через нас. Как я могу отблагодарить своего учителя? Любя себя самого. Но я не могу любить себя самого, не любя своего ближнего. Прозрение есть осознание безграничности любви.

Стих 52: От малого к большому.

«Коротка молитва, да спасает» -- говорит народная мудрость. И еще: «Свет в храмине от свечи, а в душе от молитвы». Как трудно нашему «я» сдать его воинственные позиции! Сколько доверия нужно для бессловесной молитвы! И все-таки, путь к большому лежит через малое. Путь к знанию -- через отказ от болтовни интеллекта. Путь к щедрости -- через признание нашей духовной скудости.

Стих 53: Духовная власть.

«Много каятин--мало воротин» -- говорит народная пословица. Как трудно порой отказаться от стяжательства, даже если это есть стяжательство духовное! Те, кто злоупотребляют духовной властью -- хуже обычных грабителей, насильников и чревоугодников. Они попирают самое святое--надежду людей на спасение. Тайна проста, но на пути к ней много соблазнов.

Стих 54: Начинать с себя.

Вся вселенная -- один живой организм. Наше сознание отражает сознание нашей семьи, коллектива, страны. Изменение сознания на любом уровне отражается на всех остальных. Легче идти от простого к сложному, от малого к великому. Следовательно, легче всего начать с самого себя.

Стих 55: Гибкость и непредвзятость.

Два самых нужных качества на пути к истине -- гибкость и непредвзятость. Ими обладает младенец. Приобрести их снова в зрелом возрасте -- дело не простое.

Йог, контролирующий дыхание и способный делать сложные позы, может быть жестким догматиком. Фанатизм любого толка противоречит истине. То. что противоречит истине, недолговечно.

Стих 56: источник науки и искусства.

«Самое прекрасное из всего, что мы можем испытать – это тайна,--писал Эйнштейн.--В ней источник как всей науки, так и искусства».

Человек, коснувшийся тайны, становится менее многословным, более скромным и вдумчивым. Хотя он чувствителен к глубоким движениям души, обычные похвала и порицание не трогают его.

Стих 57: Жадность и самолюбие.

На определенном этапе развития жадность и самолюбие есть главные движущие силы в поведении людей. Увещевать таких людей бесполезно. Даже законы и тюрьмы мало помогают им.

В конечном счете, жадность и самолюбие изживают себя. Зная это, мудрый руководитель терпелив и полагается на силу своего личного примера, а не на увещевания или кару.

Стих 58: Ход истории.

Чем больше хаоса в нашей личной жизни, тем умнее мы говорим и пишем о ходе истории. На деле, никто не знает, что движет историей. Как и сама жизнь, она полна противоречий и парадоксов: счастье зиждется на несчастии, честность скрывает бесчестие, доброта переходит в неприязнь. Тот, кто знает свою душу и хоть немого прикоснулся к тайне, не спешит с предсказаниями.

Стих 59: Долговечность и человечность.

Сдержанность начинается с отказа от всех видов фанатизма. Она есть результат духовной зрелости и накопленного опыта. Как это ни парадоксально, сдержанность открывает путь к невиданным ранее возможностям. Настоящий руководитель базирует свои реформы на вековом опыте своего народа. Тогда эти реформы будут не только долговечны, но и человечны.

 Стих 60: Зло и призрак.

Зло, которое мы видим в мире -- разное для разных людей. То, чего мы больше всего боимся, есть часть нас самих, которую нам важнее всего понять и принять.

Когда мудреца спросили, что сделать с призраком, бродящим по дому по ночам, он ответил: «Приготовьте еще одно место за столом».

Стих 61: Сила и доброта.

Цари всегда обращались к мудрецам за советом. Женщина вбирает в себя мужскую энергию и превращает ее в новую жизнь. В конечном счете побеждает не тот, у кого больше ракет, но тот. чье сознание шире и глубже. В противном случае великие империи не распадались бы как карточные домики.

Подлинный руководитель доверяет мудрости своего народа. Ему нужно забыть теории и открыть сердце. Тогда его страна станет не только самой сильной, но и самой доброй.

Стих 62: Дар и благосклонность.

Все хотят прощения грехов и исполнения желаний. Почему же мы так противимся тайне, словно кокотка, набивающая себе цену?

Не все одаренны и талантливы, но каждый способен подарить свое сердце. Зная это, мудрый руководитель благосклонен даже к преступникам и нищим.

Стих 63: Легкость в жизни.

Ни одно дерево не растет быстрее своих корней. Прогресс требует постоянства. «Невелика капля, а камень долбит».

Как вкусить то, у чего нет вкуса? Переливайте молитву в дыхание, а дыхание в молитву, как воду в двух сосудах. Тогда вы сможете понять, как перелить тело в душу, человека в космос, а знание--в тайну. Нет ничего важнее регулярной практики. Легкость в духовной практике приводит к легкости в жизни.

Стих 64: Суета славы.

Злые мысли ведут к злым делам. Беспорядки в семье ведут к восстаниям. Как мало людей, способных устоять перед соблазном славы!

Наши слабости затягивают нас в омут событий. Это случается как раз тогда, когда мы думаем, что самое трудное уже позади.

Мудрый руководитель знает, что главный зачинатель реформ--это сама жизнь и ее тайна. Соблазны славы и суета почета не волнуют его.

Стих 65: Учитель и правитель.

 

Мы не можем прямо передать тайну другим. Попытки сделать это ведут к зазнайству учителя и заблуждению ученика. Ключ к тайне—во внутреннем опыте каждого. Поняв его, мы поймем и наши общение истоки.

 

Как тогда провести границу между учителем и учеником, правителем и подчиненным?

Стих 66: Вести или следовать?

Мудрый руководитель скромен. Он отдает должное традициям своего народа, его религии и верованиям, его вековой мудрости. Только следуя им, он может вести за собой других. Он не борется за пальму первенства ни с живыми, ни с мертвыми. Если это так, то как не прийти к нему на помощь?

Стих 67: Милосердие.

Сострадание, сдержанность и скромность--вот признаки тех, кто знает тайну. Сострадание дает им силу помогать другим, сдержанностькопит энергию на это, а скромность дает возможность вдохновлять.

Милосердие охраняет в бою и дает силу в обороне. В нем--благословление неба и земли.

Стих 68: Сдержанность.

Хороший солдат не любит убивать.

Хороший боец не поддается гневу.

Хороший победитель не мстителен.

Хороший хозяин -- скромен.

С давних времен сдержанность считалась верным признаком знания тайны жизни.

Стих 69: Подготовка к бою.

Что лучше--продуманное отступление или поспешное наступление? Как сделать, чтобы войска стояли на месте и тем не менее опережали противника? Как выиграть бой без выстрела, битву без столкновения?

Если все это важно для военачальника, насколько это важнее для ищущего истину! Одно ясно: побеждает тот, кто не переоценил свои силы.

Стих 70: Храм тайны.

Спокон веков, люди повторяют слова о тайне, но лишь немногие следуют ей. Сердце--храм тайны. В него нужно входить сняв шапку.

Стих 71: Страдания и болезни.

Судьба напоминает нам об истине ранами страданий и ушибами болезней. Как долго мы будем обходить тропу, ведущую к свету?

Стих 72: Обожествление и уничижение.

«Обожествление природы» считается суеверием. Неужели лучше ее уничижение?

Там, где не уважают природу, не будут уважать и людей. Насилие, будь то над людьми или над природой, кажется самым коротким, но есть на деле самый длинный путь к исполнению желаний.

Стих 73: Герои и планы.

Каждая эпоха имеет своих героев. Как скоро нашими героями станут те, кто сохраняет жизнь, а не уничтожает ее?

Мы все больше задумываемся над гибелью природы, редких животных, старых культур. Быть может, впервые за всю свою историю, человечество перестает бояться своего детства.

Есть ли у судьбы план? Если да, то он похож на сеть с настолько большими ячейками, что их не видно простым глазом. И все-таки, даже самая мелкая рыбешка не проскользнет сквозь них.

Стих 74: Судьба и смерть.

Тот, кто берется судить людей, подобен новичку, играющему с топором мастера-столяра. Он обязательно обрежет себе руки. Судьба сама находит виновников. Разве не глупо грозить людям смертью, когда они так жаждут услышать весть о вечной жизни?

Стих 75: Цена жизни.

Народ ропщет и бунтует, когда власть чересчур жадна и кичлива. Кто ценит жизнь, если она полна лишений, тревог и сомнений?

Знать, когда следует переложить груз с одной чаши весов на другую--мудрость, предотвращающая катастрофу.

Стих 76: Гибкость и податливость.

Человек гибок и податлив при рождении, тверд и несгибаем при смерти. Как сохранить гибкость и податливость?

Важно настроить себя на то, чтобы понять и принять всех людей и все формы жизни.

Стих 77: Добродетель и тщеславие.

Жадность проистекает от нищеты духа. Но даже благотворительность тех, кто пресыщен, достойна похвалы. Но тот, кто делает добро, не имея многого, воистину щедр.

Стих 78: Защитник и мученик.

Тот, кто делает доброе дело, не ожидая похвалы и понимания, есть подлинный защитник мира. Добровольна жертва труднее невольного мученичества.

Стих 79: Соглашения и добрая воля.

После многовековой вражды, никакие соглашения не есть гарантия перемирия. Тот, кто первым проявит добрую волю, получит поддержку всех людей доброй воли. В этом, а не в букве соглашения, гарантия успеха.

Стих 80: Будущее и тайна.

Никто не знает, какой будет жизнь, когда многие поймут тайну бытия. До тех пор пока это произойдет, материя и дух будут по-прежнему искать равновесия в нашем сознании.

Занавес, отделяющий зрителей от актеров, останется. Каким будет мир без занавеса? Об этом стоит помечтать.

Стих 81: Последний.

Тайна неуловима и поэтому вездесуща. Осмыслив жизнь и самих себя и приняв их так как они есть, мы прозреваем. Прозрение вызывает одновременно сострадание и радость. Радость дает нам силы изменить мир и себя. Приняв жизнь, мы избегаем тысячи смертей.

 

Предыдущая стр.

 

© 2012      Русский переводчик  www.russiantranslate.org